Это интересно!

ЗАЧЕМ МАЯКОВСКИЙ ПИСАЛ СТИХОТВОРЕНИЯ «ЛЕСЕНКОЙ»? Отвечает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура.РФ» Своей фирменный «ступенчатый» стиль Владимир Маяковский нашел не сразу. Первые «полустихотворения» поэта, опубликованные в нелегальном журнальчике «Порыв» в 1908 году, и стихи, написанные им во время 11 месяцев пребывания в Бутырской тюрьме в 1909–1910 годах, были довольно стандартными. Вышло ходульно и ревплаксиво. Что-то вроде: В золото, в пурпур леса одевались, Солнце играло на главах церквей. Ждал я: но в месяцах дни потерялись, Сотни томительных дней. Исписал таким целую тетрадку. Спасибо надзирателям — при выходе отобрали. А то б еще напечатал! Владимир Маяковский. «Я сам», 1928 год В 1912 году Маяковский начал печататься уже официально. В это же время он стал разбивать фразу на несколько строк и выстраивать из слов шарады. У- лица. Лица у догов годов рез че. Че- рез железных коней с окон бегущих домов прыгнули первые кубы. Лебеди шей колокольных, гнитесь в силках проводов! Владимир Маяковский. «Из улицы в улицу», 1913 год Графическая подача стихотворения в виде известной «лесенки» впервые появилась в лирической поэме «Про это» 1923 года. В период очередного кризиса в отношениях с Лилей Брик Маяковский целый месяц не выходил из дома и все свои чувства выложил на «ступенях». В этой теме, и личной и мелкой, перепетой не раз и не пять, я кружил поэтической белкой и хочу кружиться опять. Эта тема сейчас и молитвой у Будды и у негра вострит на хозяев нож. Если Марс, и на нем хоть один сердцелюдый, то и он сейчас скрипит про то ж. Владимир Маяковский. «Про это», 1923 год Такие оборванные строки встречались и раньше в русской поэзии, например в шуточной поэме «Граф Нулин» Александра Пушкина, сатирическом сочинении «Балет» Николая Некрасова, стихотворении «На вольном просторе» Андрея Белого. Но именно Владимир Маяковский сделал эту форму широко известной. «При таком делении на полустрочия ни смысловой, ни ритмической путаницы не будет. Раздел строчек часто диктуется и необходимостью вбить ритм безошибочно, так как наше конденсированное экономическое построение стиха часто заставляет выкидывать промежуточные слова и слоги, и если после этих слогов не сделать остановку, часто бо́льшую, чем между строками, то ритм оборвется. Вот почему я пишу: Пустота… Летите, в звезды врезываясь. «Пустота» стоит отдельно, как единственное слово, характеризующее небесный пейзаж. «Летите» стоит отдельно, дабы не было повелительного наклонения: «Летите в звезды», и т. д. Владимир Маяковский. «Как делать стихи?», 1926 год Маяковский считал ритм «основной силой, основной энергией стиха». И вместо того, чтобы учить, что есть ямб, хорей или свободный стих, советовал начинающим поэтам развивать в себе «чувство ритма». Свой такт он не мог полностью передать пунктуацией, поэтому стал использовать графическую запись «лесенкой». «Сделав стих, предназначенный для печати, надо учесть, как будет восприниматься напечатанное, именно как напечатанное. Надо принять во внимание среднесть читателя, надо всяческим образом приблизить читательское восприятие именно к той форме, которую хотел дать поэтической строке ее делатель. Наша обычная пунктуация с точками, с запятыми, вопросительными и восклицательными знаками чересчур бедна и маловыразительна по сравнению с оттенками эмоций, которые сейчас усложненный человек вкладывает в поэтическое произведение. Владимир Маяковский. «Как делать стихи?», 1926 год Правда, некоторые восприняли методику Маяковского как коммерческий ход. Существовало мнение, что в некоторых изданиях платили не за количество знаков, а за количество строк. Злые языки обвиняли Маяковского в погоне за экономической выгодой. Так, в феврале 1924 года во время выступления в Одессе один из слушателей-студентов напрямую спросил Маяковского. — А правда, что вам за каждую строчку платят рубль? В зале раздался гомерический хохот. Маяковский серьезно ответил: — Правда. К сожалению, всего рубль. — Ну, тогда понятно, почему вы делите строчку на части, иногда даже на три, — задорно выкрикивал с балкона студент при общем хохоте. — Мне приятно это слышать, — иронически ответил Маяковский, — вижу, что вас кое-чему научили в институте, вы уже понимаете, что три больше одного. Тут же поднялся такой хохот, что несколько минут публика не могла успокоиться. — Поговорим серьезно, — сказал Маяковский. — Не судите о работе поэта по-обывательски, мещански. Это пошлость. Говорят, мои стихи малопонятны, трудны. Одно из двух: либо я плохой поэт, либо вы плохие читатели. А так как я поэт хороший, то выходит, что вы плохие читатели… — Что такое? — взвыли в публике. — Вы читаете только глазами, а надо уметь читать и ушами. — Мы не ослы! — закричал кто-то. — В самом деле? — с улыбкой осведомился Маяковский. — Вот вы слышали сегодня мои стихи, были они непонятны? — Нет, эти понятны, — раздалось со всех сторон. — А вот эти-то стихи и считают обыкновенно непонятными. — В вашем чтении они понятны. — Ну так читайте как я. Вот и всё. Я дроблю строчку вот почему. Лев Коган. «Дневник», 1924 год Позднее маяковскую «лесенку» взяли на вооружение другие поэты: Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский и другие.

Comments are closed.

Scroll Up